Zero People

Zero People: минимализм, эгоизм и пофигизм

Zero People: минимализм, эгоизм и пофигизм

4 февраля в клуб-ресторан Jazzter и до нас, наконец, докатилось выступление Zero People, новой группы Александра «Михалыча» Красовицкого и Александра Заранкина (соответственно, вокалиста и клавишника российской Animal Джаzz).

Помимо присутствия на сцене всего двух человек, этот проект интересен еще и тем, что лирика всех без исключения песен — чистой воды откровение, поражающее своей глубиной и полным калейдоскопом чувств.

Перед концертом музыканты поведали мне о том, как они докатились до такой жизни.

— Здравствуйте! В песне «Маятник» говорится, что «Сцена — место для тех, чей крест в себе копаться». Это и ваша личная позиция?

Михалыч: — Ну да, раз я об этом пою. Мне кажется, и Шурик поддержит. Потому что это место для тех, кто решил что-то в себе открыть.

[-- читать дальше --]

— Лирика, отраженная в этом проекте, — настоящая душевная нагота. Вы хотите, чтобы вас узнали с какой-то новой стороны или чтобы каждый увидел в строчках самого себя?

Михалыч: — Все, чего я хочу, — это понять себя самого. Это очень эгоистичный проект, если говорить обо мне как о вокалисте и об авторе текстов. Я сам себе хочу устроить бесплатный сеанс психоанализа. Это известная методика, когда человек разбирает свои проблемы не один на один с врачом, а в коллективе. Вот и я фактически устраиваю себе коллектив из тех, кто присутствует в зале, ну и тех, кто слушает альбом. Во мне есть очень много вопросов и нет никаких ответов вообще. Так что для меня лично этот проект направлен исключительно вовнутрь, это самокопание. Но, естественно, круто, когда ты копаешься таким образом, что видишь некую общность и с кем-то еще. Это всегда дает какую-то психологическую устойчивость. Ты начинаешь думать: может я не такой плохой, каким себе кажусь?

— То есть, вы не против того, что эти тексты могут интерпретироваться слушателями как-то по-другому.

Михалыч: — Более того, я — за. Единственное, что я не люблю, это когда меня спрашивают, о чем тот или иной текст. Если человек спрашивает об этом, значит, текст плохой — или для него, или в принципе. То есть, он не выразил ту эмоцию, которую я в него хотел вложить. О чем эта строчка? Вот о чем тебе кажется, о том и есть.

— Саша, а что вы находите для себя в этом проекте?

Саша: — Я нахожу возможность максимально использовать все, что приходит мне в голову. С точки зрения музыки здесь меня не ограничивает ничего вообще, в то время как в Animal Джаzz моя клавишная партия становится дополнением к другим инструментам.

— То есть с вашей точки зрения это тоже эгоизм в определенной мере.

Саша: — Да, я могу проявлять здесь свой вкус, а он у меня иногда может быть настроен и на танцевальное звучание. Когда мы как-то раз использовали такого плана аранжировки на концерте Animal Джаzz в Москве, поклонники просто плевались и не могли понять, что вообще случилось. А в Zero People у нас нет никакой истории, поэтому, пожалуйста, если вам не нравится, то просто не слушайте. Мы никого не обманываем.

Михалыч: — И еще совершенно очевидно, что в этом проекте фактически есть два солиста. Я — вокальный, а все остальное, абсолютно все, зависит от Саши. Понятно, что тут простор для самовыражения гораздо больше, чем в Animal Джаzz. От меня-то ничего нового не требуется — пишу тексты и пою. А вот со стороны Шурика как раз нужна глобальность. Он обеспечивает всю музыкальную составляющую группы. Это на самом деле огромный эгоизм, и это круто!

Саша: — Короче, мы — два долбанных эгоиста…

Михалыч: — …Которые делят сцену пополам.

— Между собой же вы никак не спорите?

Михалыч: — Спорим. Хотя, может быть, мы не столько спорим, сколько оба понимаем, что что-то здесь не то и надо искать выход. И вот по поводу пути этого выхода могут быть разные варианты. Но у нас плюс-минус одновременно возникает понимание, что это надо решить, а значит, уже легче найти консенсус.

Саша: — В общем, круто, когда есть общее понимание, что здесь что-то не круто (смеются).

— У вас тексты основаны на личном жизненном опыте? Или бывает, что воспроизводится какой-то чужой образ?

Михалыч: — Когда начинаю писать текст, я часто отталкиваюсь от какого-то внешнего впечатления. Фильм посмотрел, вник в образ героя, одел на себя его одежду, так сказать. Но это только начало, а дальше я уже преломляю увиденное через свою жизнь. А иначе никак. Цепляет только то, что может зацепиться за крючочки внутри тебя. А крючочки эти — твоя жизнь. И по-настоящему хороший текст получается тогда, когда твой опыт приходит в четкое взаимодействие с тем впечатлением, которое ты получил. Я и в Animal Джаzz пишу по тому же принципу. Просто здесь, как Саша в музыкальном плане, я позволяю себе гораздо больше в текстах. Я здесь могу все что угодно. И мне будет нас*ать, если люди скажут: «Ну, это уже совсем! Как можно про такое петь? Это нужно про себя говорить перед зеркалом или близким людям». Я уже слышал, мол, зачем это выносить на публику? А мне по фиг! Хочу и выношу. В Animal Джаzz есть некий романтический флер, который я очень люблю, в котором я живу уже 11 лет. Некий лирический герой, такой себе Печорин, который стоит над миром, обозревает его, видит его недостатки. А здесь — червь, который в этом мире угнездился, как в яблоке, и грызет его изнутри. И еще сам не знает, кто он такой и куда он выползет. Вот это Zero People.

— Можно сказать, что в этом проекте вы используете стихи и музыку как лекарство?

Михалыч: — Я — да, для себя.

Саша: — Конечно! Zero People больше внимания обращают на тексты, здесь барабаны не шумят.

Михалыч: — Кстати, в Animal Джаzz музыканты не знают половину текстов, потому что просто не слышно ничего. Когда после записи альбома мы уже слушаем готовый материал, самая популярная фраза у парней: «О, так вот о чем ты тут пел!» А здесь нет, здесь все слышно. Я что-то новенькое напишу, и почти всегда Саше подсовываю в виде текста и смотрю, что он скажет. А он всегда говорит: «О, круто!»

— Саш, для вас Михалыч в этом проекте открылся с какой-то новой стороны?

Саша: — Да, конечно! В плане речитативов меня Михалыч удивил. Ну и в самом смысле его текстов тоже.

— В песне «Таллинн» вы поете, что «не выйдет учиться на своих ошибках». У вас действительно так происходит и в жизни?

Михалыч: — В каких-то мелочах я стараюсь учиться, но в глобальных вещах я такой же идиот, как и был. Эта песня о конкретных отношениях с женщиной. И я просто как заведенный наступаю на одни и те же грабли уже который раз. Даже осознавая, что я на них наступаю, все равно тянет, безудержно тянет нарваться на те же самые проблемы. Я ничего не могу с этим поделать.

— А как же ваш психоанализ?

Михалыч: — Ну это же первый шаг, группе еще и года нет. Да и бывших шизофреников, как и бывших наркоманов, не бывает — бывают периоды ремиссии. Поэтому, может быть, благодаря группе у меня будет период ремиссии, а потом опять все по новой. Это же бесконечный процесс. А вообще быть больным — это здорово! Можно многое оправдать, могут за большее простить.

— В песнях часто проскальзывает тема многослойности человека, маски и истинной натуры. Вы хорошо разбираетесь в людях, как считаете?

Михалыч: — Нет, конечно, нет. У меня есть момент первого впечатления, который часто оказывается правильным, но это не мешает мне ошибаться в человеке. То есть, я уже и знаю, что человек, к примеру, «г*овно», а все равно продолжаю с ним работать. Ошибаюсь, просто как тинейджер какой-то. Другое дело, что с опытом пришло все-таки некое подсознательное, интуитивное понимание людей. Но оно мне часто не помогает, потому что я его просто не слушаю. Этому надо учиться, этот путь занимает всю жизнь человека, и не заканчивается, даже когда он умрет.

Саша: — Я всегда до последнего верю в хорошее. Вот вижу, что человек — скользкий тип, не стоит связываться, а потом начинаю себя убеждать, что мне это просто показалось, наверняка ж на самом деле все в порядке… Всегда до последнего думаю, что это я сам что-то себе надумал.

Михалыч: — Плюс один. Нет ни у кого объективного взгляда на вещи, даже у Далай Ламы. Все судят по себе. Другое дело, что у кого-то широкая душа, и у него есть большие возможности для такой оценки и право на это. А некоторые сами еще не созрели, а уже судят.

— Насколько важно для вас быть понятым другими?

Михалыч: — У меня ответ банальный. Близкими — очень важно. До крайности обидно, если кто-то из них меня не понимает. Это вообще прибивает к земле, как гвоздем. И чем ближе человек, тем крупнее гвоздь. Настолько, бывает, прибьет, что больше вообще ничего не хочется ни делать, ни писать. А что касается публики, то здесь многолетний опыт нахождения на сцене помогает понять простую вещь, что людям не угодишь, это точно. И нельзя ни в коем случае ориентироваться на тот feedback, который ты получаешь в сети. Поэтому мы в Animal Джаzz с самого начала приняли позицию, что ориентируемся сами на себя, а в Zero People уж тем более.

Саша: — Вот за Zero People я готов грызть глотку! Отстаивать каждую ноту до последнего!

— А вы встречали непонимание своего творчества со стороны близких?

Саша: — Моя жена долгое время не могла понять, где первая доля в песне «Пит-стоп». Вот видите, приходится обсуждать это с самыми близкими людьми и спорить.

Михалыч: — Его жена — музыкант с консерваторским образованием. Мне проще: мои близкие рассуждают на уровне нравится/не нравится, но в основном все поддерживают. А у меня лично по-другому и быть не может. Человек перестает быть мне близким, если он не понимает мою музыку, потому что музыка для меня — это все. Я думаю, это большая печаль для моей девушки и, наверное, для всех прочих моих родных. Но так сложилось эгоистично, что музыка — это моя жена. Не знаю, хорошо это или плохо.

— Какой у вас девиз по жизни?

Михалыч: — У меня девиз очень простой: делай что должен — и будь что будет! Главное — делать.

Беседовала Ксю ЕРЕМИНА 
tallin 12 лет назад
65

Комментарии

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.